December 23rd, 2010

(no subject)

Ты мне не снишься. Ну, и - слава Богу,
ещё и там вести с тобой бои…
Иллюзия покоя в забытьи -
вид на одно и то же, только сбоку.

Я заблужусь в своих альдебаранах.
Ты на прямой
от дома до метро.
Как наша жизнь устроена хитро.
И нас одна пронизывает прана.
Обледенелый город смотрит зло,
дымя в три сотни ртов подземки грязной,
по лабиринтам развозящей с лязгом
людских дыханий влажное тепло.
Темнеет быстро. Фонарей пунктир
отчёркивает рампу под экраном,
где жизнь течёт прерывисто и странно,
покадрово,
за окнами квартир.
А мы бредём, оставив за спиной
своих абсцисс и ординат скрещенье…
Двух позвонков троллейбусных смещенье
путь увеличит меж тобой и мной.
В предновогодней суете сует
безумный город раскупает ветошь.
И мишуры сверкающая ретушь
мир превращает в глянцевый буклет.
И я тебе старательно не снюсь,
топя тоску в прогулках, словно в водке…
Но, вопреки тупой метеосводке,
на город снег спускается, как блюз.
Валит густой, нетающий медляк -
гитарным соло, саксофонным стоном.
И мы с тобой  в нём тонем… тонем… тонем…
хотя, рукой подать до февраля.
Рукой подать, но не подать руки,
камней собрать, объятий уклоняться…

Опять нам сны одни и те же снятся -
обетам и запретам вопреки.

Ольга Разумовская