February 15th, 2011

Эволюция, Феликс!

Сначала меня пару дней мучила совесть, я терзалась - как же я так могла, и успокаивала себя тем, что это все во благо! Я даже попыталась попросить прощения, просто так, ничего не объясняя, чтобы не дай бог не испортить результат Димкиных трудов. Но вот то, что я получила в ответ...
Е мана! Оказывается я сволочь, дрянь и провокатор! И не надо ля-ля! И тут меня взяла обида. Не сразу, но она доползла. Такая горькая, детская обида. Что вроде как же так... я... а меня!?
А по прошествии еще некоторого времени меня взяла злость. И все убеждения от друзей участников торжества, что де сама мальчонку затерроризировала, наиздевалась вдоволь, а он любит тебя безумно несчастный ангел во плоти, перестали на меня действовать. "Не верю!" - сказала я и скорчила страшную рожу.
Посидев на кухне у Наташки с кружкой кофе в обнимку, послушав ее речитатив о насыщенной жизни замужней женщины с двумя детьми, я сто один раз прокрутила в голове события последнего года:
- Стоп, дорогая, - присела я на задние лапы, - и в каком месте была любовь?
Задумалась, перебрала в голове все знаки внимания пинки меня под зад за этот полный романтики мозгоебства год, и взбрыкнула. В душонку заползли первые ростки неприязни к человеку.
И уже дома, пожурив себя за бесхребетность, лежу и ставлю мысленно жирную точку.
Я уж и не знаю чего, но только в пизду такие оладушки!